Heart of Yes

Что нового ни сайте
Что я этим хочу сказать
Ritual
Starship Trooper, Turn of the Century, Siberian Khatru, Close to the Edge
Owner of a Lonely Heart, Heart of the Sunrise, Going for the One, Mood for a Day, On the Silent Wings Of Freedom
MAGNIFICATION album
The Ancient
Survival, Every Little Thing, The Clap, Don't Kill the Whale, Circus of Heaven, The Fish
Mind Drive
The Gates of Delirium
Tales from Topographic Oceans
О хард-роке в музыке Yes
Astral Traveller, Time and a Word, South Side, Parallels и др.
Olias of Sunhillow
О группе и о музыкантах, интервью, факты
Художественные работы, связанные с Yes
Статьи разных авторов
Переводы лирики
Моя коллекция Yes
Правдивые истории о Yes
По йесовским местам
?????????

Когда я меня есть кусок времени, который нечем занять, я включаю проигрыватель, одеваю наушники, ставлю Tales from Topographic Oceans и слушаю его от начала до конца. На полтора часа я погружаюсь в "топографические океаны" андерсоновской фантазии и мастерства квинтета великих рок-музыкантов нашего времени.

Немного предыстории. В 1970 году после ухода Питера Бэнкса и принятия в состав гитариста Стива Хау вышел третий по счету альбом THE YES ALBUM, который наконец-то имел успех. Группа была замечена музыкальной критикой. "Ну-ка, ну-ка" - заинтересовалась общественность.

В 1971 году ушел клавишник Тони Кэй, на смену ему был принят Рик Уэйкман, и группа выпустила альбом FRAGILE. Альбом поразил всех. Это было собрание ярких, мощных пьес. Широчайший диапазон фантазии авторов и высокая техника их же как исполнителей, тонкость и вкус музыкальных аранжировок, своеобразие тем и находки импровизаций. Вступительная песня Roundabout моментально втиснулась в верхушки популярности. "Ого!" - сказали все. Новизну и несомненную силу группы оценили критики.

В 1972 году в том же составе записывается альбом CLOSE TO THE EDGE, и Yes становится тем, что мы знаем сегодня - солнечным, виртуозным, мощным, светлым, неповторимым Йесом. "Боже!!" - выдохнула разом и критика, и публика. Это был уже не просто сборник талантливых пьес, это была стихия звука, редкий музыкальный дар. Образовалась армия фанов Yes. Концерты группы проходили с громовым успехом. Критика исходила восторгами: этим ребятам вполне по силам в следующем альбоме положить на музыку Евангелие! Но жизнь хороша непредсказуемостью...

Команда Yes понимала, что они находятся на гребне успеха. Группа выпустила концертный альбом Yessongs, выиграла награду Melody Maker. Они принимали поздравления от самих Led Zeppelin, а Йона фотографировали рядом с Робертом Плантом. Но барабанщик Билл Бруфорд, измученный непрерывным напряжением (наряду с работой в студии группа к тому времени отыграла более 500 концертов) твердо вознамерился уйти. Он ушел прямо с тура, передав свои партии Алану Уайту, ранее игравшему с Джоном Ленноном и Джо Коккером.

Три смены в составе за три года! "You'll see perpetual change" - предсказание из песни с альбома 1970 года сбывалось. Но несмотря на эти во многом травмирующие группу перемены, энтузиазм Йона Андерсона не уменьшался, а музыка становилась сложнее и интереснее. На очереди был TALES FROM TOPOGRAPHIC OCEANS - ни с чем по сложности и красочности не сравнимый альбом Yes. Огромное полотно, да тонкой кисточкой! - как сказал бы поэт.

Будучи в феврале 1973 в концертном туре в Токио, Йон Андерсон листал свою любимую в то время книгу "Биография йога", которой, кстати, был обязан своим появлением на свет альбом CLOSE TO THE EDGE, и наткнулся на коротенькую сноску, где описывались четыре "шастрические книги" - священные тексты, охватывающие (как было там сказано) все аспекты религиозной и социальной жизни, науки и искусства. Йон в то время задумывал новый, более масштабный, чем ранее, проект, и эта сноска решила дело. Легко воспламеняющийся Андерсон моментально решил, что это будет четырехчастный альбом - по числу книг. Вряд ли можно точно установить, читал ли Йон сами книги. Музыканты сомневаются в этом: большой объем текста на незнакомом языке. Однако Йон человек не только витающий в облаках, но и упорный. В одном интервью он говорит, что много общался на темы медитации с перкуссионистом King Crimson Джеми Мюром, от него он и получил "шастры". Вполне вероятно, что он их прочел, потому что что еще могло послужить для него тем неиссякаемым источником энергии, который сыграл свою роль в последующих событиях и преодолел кажущиеся совершенно безнадежными препятствия?

Итак, будучи в туре по Австралии и Америке, Йон и Стив Хау в гостиничных номерах строили замысел нового двойного альбома. Холодком неприятностей повеяло сразу после оглашения планов: мнения музыкантов разошлись. После напряженнейшей работы, не прекращавшейся последние годы, предлагалось сразу писать новый альбом, да еще двойной! Тут кто угодно взвоет. Однако, Йон настаивал и сумел убедить остальных. Крис Свайр и Рик Уэйкман нехотя согласились. Звукоинженер и "домашний доктор" Yes Эдди Оффорд приуныл, предчувствуя разлад в группе: он видел, что Андерсон административно "пережимает". Чтобы переломить плохое настроение и стряхнуть усталость, Эдди хотел устроить запись альбома где-нибудь в сельской местности, как это было с THE YES ALBUM. Начались препирания с менеджером и фирмой звукозаписи, в результате чего компромиссом послужила студия Морган в пригороде Лондона Уильсдене. Вероятно, чтобы угодить Эдди, студию оформили картонными коровами в натуральную величину и настоящими деревьями, так что хозяин студии, увидя эти джунгли, поинтересовался, все ли в порядке у ребят с мозгами.

Студийные сессии шли с трудом. Андерсон пинками заставлял работать хныкавшего Рика Уэйкмана и, что было тяжелее всего, отдалился от басиста Криса Сквайра. Крис всегда был палочкой-выручалочкой в спорных ситуациях и "центром согласия" в группе, но сейчас был недоволен Йоном. Эдди, будучи не только звукоинженером, но и неформальным доктором и психологом группы, похоже, не испытывал никакого энтузиазма, механически выполняя свою работу. Даже по сравнению с предыдущими сессиями, где не утихали споры и стычки, эти были особо тяжелыми. Настроение было довольно унылое, один Йон держался бодро, писал одновременно музыку и лирику и утомлял всех своими фантазиями. Однажды он заявил, что у него дома в ванной его голос звучит необыкновенно хорошо. Была воздвигнута ванная комната в студии, однако ожидаемый эффект достигнут не был. В другой раз Йон предложил, чтобы запись производили в лесу, на исходе ночи, дабы вблизи природы обрести нужный настрой. Группа дружно ответила: "Знаешь что, Йон. Приди-ка в себя". Йон Андерсон :

"В целом я потратил год на эту запись, совершенно сумасшедший год. Я плохо представлял себе, что я делаю, меня вело, как лунатика. Я знаю, ребята думали, что я чокнулся и злились на меня, но это не имеет значения. Я знал, что я должен был это сделать. Если бы даже я умер после этого, я был бы счастлив."

Однако, все приходит к своему концу. К октябрю 1973 альбом был записан. Четыре пьесы, каждая из которых занимала сторону пластинки, около 80 минут звучания. Конверт был оформлен Роджером Дином. Тур по Англии начался в ноябре, одновременно с презентацией альбома. Йон страшно волновался. Он хотел, чтобы аудитория воприняла новую музыку, которая была на порядок сложнее предыдущей, чтобы люди отнеслись к ней со всевозможной серьезностью. Слушателей запугали объявлением о том, что они должны занять свои места до начала концерта, после чего никто не будет допущен в зал.

Забегая вперед, можно сказать, что успех тура состоялся далеко не в последнюю очередь благодаря великолепному антуражу. Сцена была оформлена Роджером Дином и его братом Мартином. Это было что-то по тем временам невиданное. Декорации воспроизводили фантастический пейзаж Роджера с обложки альбома. Музыканты появлялись из туннеля, как будто выходили из пещеры. На сцене присутствовали какие-то объекты, меняющие форму и цвет, благодаря подсветке, и как бы превращающиеся в животных, цветы или механизмы. Для ударной установки Алана Уайта соорудили небольшой прозрачный павильон, похожий на жука, светящийся изнутри. Во время кульминации "Ритуала" оттуда вырывался огонь и дым, а в финале конструкция начинала медленно плыть. Рика Уэймана снабдили декорацией, воспроизводяшей большие органные трубы. Позади был большой экран для цветовых эффектов и проекций слайдов.

Первые отзывы прессы были сокрушительными. Музыкальный критик Крис Уэлч, фанат и один из биографов Yes писал в своей рецензии:

"После прослушивания концерта и проигрывания несколько раз всего альбома как-то не получается понять его суть. Некоторые мастерские фрагменты оставляют ощущение усердной работы в студии. Местами звук великолепен, но чаще всего все очень затянуто, не хватает теплоты и выразительности. В результате эта музыка в большей степени является испытанием терпения, чем удовольствием. Лучше было бы им все упростить, потому что временами это просто невыносимо..."

Другие ревю были не лучше. Ни одного положительного отзыва! Йон был убит. В Rainbow Theartre в Лондоне группа давала первые и очень важные для своего будущего концерты, потому что в аудитории сидели в основном представители музыкального бизнеса. Йон:

"После шоу в театре Рейнбоу я бросился читать ревю. Я хотел увидеть, поняли ли они то, что мы вложили в музыку. Это был тяжелый для нас вечер. Некоторые вещи расстраивали. Мы были физически очень уставшими и очень волновались, что наша работа не достигла слушателей. Музыкально это не был плохой вечер. Просто такая была атмосфера."

Создавалось ощущение провала. После всех хвалебных отзывов в адрес CLOSE TO THE EDGE абсолютное неприятие прессой нового альбома обескураживало, руки опускались. Разлад в группе нарастал: Рик Уэйкман по-прежнему смотрел на новое творение, мягко говоря, скептически. Менеджер группы Брайан Лейн уговаривал выбросить из репертуара третью часть альбома (The Ancient), Крис Сквайр колебался, соглашаясь, что The Ancient - "тягомотина". Нейтралитет держал Алан Уайт, Стив Хау склонялся скорее на сторону Йона. Но проблемой и головной болью Андерсона был именно Рик. После концерта в Рейнбоу он вознамерился уйти, и только всем вместе - менеджерам и музыкантам - удалось уговорить его отыграть английский и частично североамериканский тур.

Рик:

"У нас было достаточно материала на одну пластинку, но мы вознамерились делать двойник. Yes двигался в сторону авангардного джаз-рока, и мне нечего было предложить им в этом направлении...
TALES FROM TOPOGRAPHIC OCEANS напоминает набитый ватой женский бюстгальтер. Сшит хорошо, снаружи выглядит отлично, но если вынуть вату, то мало чего остается внутри. Я думаю, это такой же набитый альбом..."

Поразительно! Рик, единственный в группе человек, имеющий классическое музыкальное образование, не разглядел в альбоме классической симфонической формы! Мало того, участие Рика просто невозможно переоценить. Его игра во всех частях альбома великолепна. И, тем не менее, то, к чему необразованный Андерсон пришел интуитивно - четырехчастная симфония с мощным началом, умеренной второй частью, оживленной и своеобразной третьей и драматическим финалом - прошло мимо многоопытного и образованного Рика, да так, что до сих пор он отказывается исполнять этот материал (кроме разве что первой части - The Revealing Science of God).

Да, сложности и многоплановости композиции, красоте основных тем и их разработке, обилию виртуозных моментов в TALES мог бы позавидовать любой корифей классики. В мире рок-музыки с ее короткими жанрами, где уже 15-минутную пьесу принято называть "эпической", явление такого масштаба подобно приземлению птеродактиля на асфальт посреди стаи голубей. Части альбома музыкально и конструктивно взаимосвязаны, но и каждая часть представляет собой отдельное действо со своей логикой и развитием, с переплетением разных тем, сменой темпа, чередованием музыкальных картин - симфонии внутри симфонии, характерные более для усложненных форм классической музыки XX века. Ценители классики отлично знают, что для того, чтобы получить удовольствие от музыки, нужно сначала немного потрудиться: вникнуть в замысел и выразительные средства автора, привыкнуть к музыке, понять ее язык. И то, что Крис Уэлч называет "испытанием терпения" - непременный элемент любой серьезной музыки, а наградой за терпение служит радость прикосновения к красоте.

Но рок-аудитория не привыкла к такому отношению к музыке и музыки к себе. И у Йона Андерсона были все основания переживать за судьбу своего детища.

Дело осложнялось мелкими и крупными неурядицами. Британское Radio One должно было выпустить в эфир промоцию альбома, но по ошибке на радио были посланы не те записи. В результате была потеряна важная возможность познакомить фанов с новым альбомом до начала концертов. Йон слишком волновался, но волнение, похоже, порождало в нем упрямое стремление перешибить аудиторию, проломить барьер стереотипов. Однажды перед концертом группа обступила его с уговорами не пускаться перед началом в рассуждения о Боге, как он привык делать, т.к. это подавляет и раздражает слушателей - Йон пытался любым способом расшевелить публику и разбудить интерес к своей музыке, в том числе и при помощи наводящих раговоров со сцены. (В последствии он стал гораздо более сдержан - не потому, что изменил идеям молодости, а потому, что понял, что священные слова нельзя швырять в воздух.) Много приходилось возиться с Риком, заставляя его играть вместо того, чтобы пить пиво с карри. Надо сказать, что Рик искренне переживал свой моральный разрыв с Йоном. После ухода из группы он серьезно заболел и долгое время провел в госпитале. "Я слишком сильно давил на него" - признавался позднее Йон.

Тем не менее, перед началом масштабного североамериканского тура группа подобралась для решительного штурма ушей своих фанов. Крис Сквайр от нервного напряжения поцапался с журналистами из Melody Maker, которые обнародовали цифру в 200 тысяч долларов дохода от вечера в Медисон Сквер Гарден, ему казалась неуместной эта информация. И хотя ему доходчиво объяснили, что никакой тайны тут нет, что достаточно умножить цену билета на количество посадочных мест, душу он все-таки отвел. Замысел был, мягко говоря, рискованный: концерт включал в себя исполнение всего альбома. Особенно если учесть, что для многих американских фанов эта музыка была незнакомой. Но Йон опять настоял на своем.

Если вдуматься, с точки зрения успеха, предстоящий тур был безумием. Обрушить на фанов полтора часа незнакомой, экстремально сложной музыки, под аккомпанемент саркастических откликов прессы (об отношении музыкального истеблишмента к альбому говорили заголовки типа "Через край", "Жидкие сказки из глубин", "Дрейф в океаны") - это казалось довольно верным способом растерять аудиторию, похоронив завоеванную за предыдущий год быструю славу. "Топографические океаны" - что это за словосочетание? Таких океанов не бывает. Бессмысленная музыка под бессмысленным заглавием - к такому выводу скорее всего могла прийти перегруженная и шокированная публика. (Я помню, запись TALES пролежала у меня несколько лет прежде, чем я смог дослушать ее до конца. Поначалу дальше середины Remembering я не слушал - терпения не хватало.)

Куда логичнее казалось записать что-нибудь в духе FRAGILE или CLOSE TO THE EDGE, чтобы закрепить предыдущий успех. А еще логичнее - сначала отдохнуть, а потом записать. Благо, деньги у группы появились, и времена, когда они считали копейки и думали, где бы найти зал для концерта и на чем бы туда доехать, прошли. Группа вполне могла позволить себе расслабиться. И уж во всяком случае не громоздить перед собой немедленных геркулесовых задач. Но вдохновение не поддается планированию, а Андерсон и группа не собирались почивать на лаврах.

Американская часть тура началась в феврале с концерта в Медисон Сквер Гарден.

Братья Дины трудились над декорациями сутками напролет, временно отодвинув в сторону штатного светоинженера Майкла Тэйта, и прогоняя сон с помощью кофе. Английская часть тура, начавшаяся в ноябре, позволила использовать лишь часть оформления, поскольку пространство сцены не вмещало все декорации. В феврале 1974 эту громаду перевезли в Америку, в 30-тысячных залах и на открытых площадках было уже свободнее, и американцы имели возможность оценить инженерно-художественное достижение Роджера и Мартина в полной мере.

New York City

Концерты шли весь февраль и март в США и Канаде. Исполнялись целиком 3 композиции из CLOSE TO THE EDGES и все четыре стороны TALES. Залы ломились от аудитории. Билеты раскупились практически в самом начале. Если это был не триумф, то уж несомненно Успех! Публика выдерживала почти 3 часа музыки, сопровождая музыкантов овациями.

Алан Уайт:

"Все считали нас ненормальными, когда мы собрались играть TALES и CLOSE TO THE EDGE целиком. "Вы не сможете!" Да кто сказал, что не сможем? Никто, ни один из зала не ушел! Они прилипали к своим местам на каждом концерте. Это было как музыкальное путешествие."

Крис Сквайр Йон Андерсон
Рик Уэйкман Стив Хау
Алан Уайт

Скорее всего Алан преувеличивал усидчивость аудитории, но в целом если тур принес слушателям шок, то шок благотворный. Встряска лишь заставила фанов глубже поверить в Yes, для "постронних" это был повод заинтересоваться группой, а скептикам пришлось прикусить язык. И по сей день старые поклонники вспоминают тот тур с незабываемыми концертами, а в интернетных сообщениях частенько можно встретить "я фан Йеса с 1974 года..."

Фантастическое упорство и работоспособность Йона принесли золотые плоды. Йон рискнул всем и выиграл все. Альбом стал самым раскупаемым за все время с первого выхода группы в свет, получив статус "золотого", в декабре-январе надолго возглавив британский рейтинг популярности и попав в десятку Billboard в Америке, а кроме того, он был номинирован на премию Грэмми. Но главное не это. Главное - Йону удалось донести до слушателей то, что он хотел сказать. Поистине нет другого счастья для музыканта!

После американской части тура группа дала десяток концертов в Италии, Германии, Франции, Швейцарии. Для европейцев представляли "облегченную" версию программы, сократив ее на Remembering. Всего в трех частях тура, продолжавшихся с небольшими перерывами с ноября 1973 по апрель 1974, было сыграно 78 концертов. Фаны не ленились записывать концерты, и когда началась эпоха CD, не менее 30 бутлегов тура TALES FROM TOPOGRAPHIC OCEANS с любовно оформленными обложками, снабженных комментариями, стали ходить по свету!

Рик Уэйман покинул группу и остро переживал, несмотря на успех своего сольного альбома Journey to the Centre of the Earth. В мае 1974 после того, как менеджеру Брайану Лейну окончательно не удалось уговорить Рика остаться в группе, ему позвонил сотрудник с A&M Records.

- Рик, наконец-то я тебя нашел. Невероятные новости! Твое "Путешествие к центру Земли" - номер 1 в чартах. Такого в A&M еще не бывало! Фантастика, мы тут все празднуем...

- Час назад я ушел из Yes, - слабым голосом ответил ему Рик. Немедленно после этого у него начался сердечный приступ. На 3 года он выбыл из состава группы, так и не поняв, какой вклад он внес в создание шедевра.

Спустя 20 лет Yes вернулся к исполнению композиций с альбома. Не знаю, исполнялись ли целиком хоть раз за тысячи концертов, данных группой, Remembering и The Ancient (заключительная часть из Ancient - Leaves of Green - точно исполнялась многократно), но Revealing Science of God и Ritual игрались постоянно то там, то сям, и вошли в сет-листы соответственно туров 2002 и 2001 года. Не думаю, что ошибусь, если скажу, что они среди самых любимых публикой.

TALES FROM TOPOGRAPHIC OCEANS по сей день остается самым спорным альбомом как среди фанов, так и среди критики. Часть слушателей его терпеть не может, вслед за Риком Уэйкманом признавая лишь первую сторону первой пластинки. Другая часть считает, что в принципе музыка хорошая, только слишком растянутая. Отсюда пошла идея сократить весь материал на треть или хотя бы на четверть, дабы сделать музыку более компактной и приемлемой для слушателя. Мне кажется, это сугубо технологический подход. Тем не менее, это мнение было настолько весомо, что даже Йон одно время склонялся к переизданию альбома в объеме одного CD - то есть около 60 минут. И, наконец, оставшаяся часть с криком "руки прочь от шедевра!" настаивает на уникальности и непревзойденности альбома, утверждая, что это - сердце Yes. Надо сказать, это мнение и победило в конце концов. В 1997 году, к великой радости фанов, альбом был переиздан в полном объеме - на 2 CD.

Вот некоторые отзывы о том легендарном туре, опубликованные на сайте Forgotten yesterdays:

... Никогда не мог понять, отчего Уэйкман не понимал TALES. После концерта я слушал альбом год подряд. Я не ушел с шоу, меня просто приковало к месту... В первый раз я понял, что такое высшая форма рок-музыки. Я даже поклялся себе выучить клавишную партию Siberian Khatru...

... Никогда не забуду "пещеру", из которой они появились. Стив Хау сказал, что ее сломали после тура, рабочим надоело таскать ее по стране...

... Йон говорил, что Рик никак не мог сыграть без ошибок партию в Remembering. Поэтому наверно Remembering и убрали на середине тура...

... В первый раз я увидел Yes на концерте, и сказать, что я был поражен, было бы слишком слабо. Сцена, свет, музыка... Мне было 17 лет, я никогда не видел подобного спектакля...

... Они не играли Remembering в Миннеаполисе. Будучи фаном Уэйкмана, я ждал эту песню, но они перешли сразу к Ancient...

... Yes сыграли все 4 части TALES, останавливаясь только чтобы перевести дух. Мое самое яркое воспоминание - свет. Роджер Дин, одно слово... Моря синего, красного, зеленого света, игра цветов передает дно океана, изображенное на обложке. В середине "Ритуала" началось барабанное соло, к нему присоединились Стив, Крис и Йон (Йон играл на литаврах, я помню). В этом месте вся конструкция "ожила". Щупальца света сплетались, все задышало, засверкало, смешиваясь с дымом, который вырвался позади ударной установки. Гигантские стручки вокруг барабанов стали раскрываться, как крылья...

... Мое первое шоу Yes. Толпа переполняла пространство, из-за этого опоздали с началом. Фантастическое представление. С трудом помню подробности, слишком давно это было, да и наркотиков было много... С тех пор я к ним навсегда привязался. К Yes, а не к наркотикам...

... Шоу требовало большого терпения, поскольку был сыгран весь Close to the Edge и все 4 стороны TALES. Да еще на бис сыграли Roundabout и, кажется, Starship Trooper. Сцена была очень красива, особенно ударная установка, аудитория просто сошла с ума, когда началось соло барабанов. В целом представление было блестящим, и я тогда понял, что никто не может даже сравниться с ними в серьезном роке...

... Это было уже в конце тура, играли "на бис", и на сцену выбежали две обнаженные женщины!

Ох уж эти темпераментные янки.

 

Время (The Ancient) by Darksnake
Ритуал (Ritual)