Рок!

Что нового ни сайте
Что я этим хочу сказать
Ritual
Starship Trooper, Turn of the Century, Siberian Khatru, Close to the Edge
Owner of a Lonely Heart, Heart of the Sunrise, Going for the One, Mood for a Day, On the Silent Wings Of Freedom
MAGNIFICATION album
The Ancient
Survival, Every Little Thing, The Clap, Don't Kill the Whale, Circus of Heaven, The Fish
Mind Drive
The Gates of Delirium
Tales from Topographic Oceans
О хард-роке в музыке Yes
Astral Traveller, Time and a Word, South Side, Parallels и др.
Olias of Sunhillow
О группе и о музыкантах, интервью, факты
Художественные работы, связанные с Yes
Статьи разных авторов
Переводы лирики
Моя коллекция Yes
Правдивые истории о Yes
По йесовским местам
?????????

"Железный конь идет на смену крестьянской лошадке."
Остап Бендер

"I'm moving through some changes.
I'll never be the same."
Тревор Рэбин, Changes

История Yes отчетливо делится на три части - как бы воплощение излюбленной сонатной формы. 1968 - 1980, Allegro - буйный расцвет арта, полеты во сне и наяву, исследование "топографических океанов" и протуберанцы по краям. 1983 - 1995, Andante - по волнам мелодий и ритмов, мастерство на службе вкусов, фурор в широкой публике, Endless dream в измерении хард-рока. 1996 - ..., кода и финал, воссоединение группы, феерические концерты, Магнификат с оркестром, нескончаемая реприза гимна Жизни.

Попробуем в этом разделе рассмотреть второй этап творчества Yes, взяв для примеров звучания фрагменты концертных исполнений наиболее хардовых композиций.

После того, как в марте 1980 года из Yes ушли Йон Андерсон и Рик Уэйкман, казалось, со старыми традициями группы покончено навсегда. Крис был убежден, что прошлое осталось позади, и Yes, создавший CLOSE TO THE EDGE и GOING FOR THE ONE, отныне не существует. Действительно, за 12 лет группа взобралась на макушку Эвереста, куда двигаться дальше? Только находясь на подъеме, взгляды направлены вверх, а с вершины все смотрят в разные стороны. Йон "слился в экстазе" с известным клавишником Вангелисом, Рик в очередной раз отправился турять по Европе с сольными концертами, Стив выпустил свой сольник. Музыканты стали слишком сильными и самостоятельными, чтобы стремиться держаться вместе.

Оставшись втроем, Алан, Крис и Стив пригласили вокалиста Тревора Хорна и клавишника Джеффа Даунса из группы Buggles. Осенью 1980 года вышел альбом нового состава DRAMA, и Yes начал соответствующий тур. Концерты проходили успешно, но настроение распада не покидало группу. Хорн чувствовал, что заменить Йона Андерсона он не в состоянии. Он долгое время был преданным фаном Yes, и выступать в составе группы было для него счастьем. Да и публика его в основном поддерживала. Тем не менее, он мучился от мысли, что он никогда не сможет восполнить отсутствие уникального андерсоновского голоса, одного звука которого было достаточно, чтобы привести фанов в нужное настроение. Отдельные выкрики из аудитории "Мы хотим Йона!" заставляли его чувствовать себя каким-то суррогатом.

Все было неустойчиво. Группа было завязала совместную работу с "экс-цеппелинами" Джимми Пейджем и Робертом Плантом, но совместному проекту не суждено было родиться. Его след остался в Yes в виде монументальной композиции Mind Drive, вышедшей только в 1996 году. Все шло к концу, было ощущение, что группа себя исчерпала. Менеджер Yes, премудрый Брайан Лейн, не верил в эффективность перестановок в составе и смены продюсеров. Он знал, где у Yes корни и где листья, похоже, понимал неизбежность и смысл распада группы, как и то, что ему предстоит выступить в роли "крайнего". Так и случилось. Когда группа решила уволить его, он сказал:

"Пусть будет так, раз вы решили. Но я вам дам один совет. Если вы собираетесь продолжать работать в Yes, бухнитесь на колени, целуйте ботинки Йона и уговорите его вернуться в группу. Другого варианта у вас нет." Тревор спросил: "Ну а мне что делать в этом случае?". Брайан ответил: "А ты займись продюсированием!"

Буквально через пару недель после отставки Брайана Лейна Джефф Даунс и Стив Хау покинули группу и начали создание своей группы Asia. Но время показало, что Брайан был прав. Со временем Андерсон вернулся в Yes, а Тревор Хорн занялся как раз продюсированием нового альбома - 90125.

Такова краткая предыстория перемен, приведших к возрождению Yes в неожиданном для старых фанов качестве. Уже на альбоме DRAMA звучат совершенно новые интонации, чувствется уход от квазисимфонического звучания. Нетипичные железные риффы Стива Хау в Machine Messiah, явно песенная конструкция популярной композиции Into the Lens обозначили новую (для Yes) музыкальную форму. Но если Хорн, заместив Андерсона, сыграл с публикой в "обознатушки-перепрятушки", вызвав веселое удивление, то следующая трансформация повергла фанов в настоящий шок. После ухода Стива в Yes мирно, как троянский конь, вкатился Тревор Рэбин, но что из этого коня полезло - вряд ли мог предвидеть даже "огнехранитель" Крис Сквайр...

Что есть Тревор Рэбин? Вот как характеризуют его йесовцы, и этот набор, на мой взгляд, дает набросок его портрета в антураже Yes.

Алан Уайт:

Тревор имеет широкий талант, широкие музыкальные возможности, которые не только привлекли новых фанов, но и заинтересовали старых. Мы просто вынули затычку из этого резервуара.

Стив Хау:

Я играл с Тревором, так что я знаю, кто он такой. Он очень музыкален и очень быстр - не только в смысле техники, но и в смысле схватывания музыкальных идей.

Тревор Хорн:

Он в большей степени изменил Yes, чем Джефф [Даунс] и я. Не только в игре на гитаре, клавишах и в пении, хотя и это было очень сильно, но благодаря силе своего наивного упорства.

Парик Мораз:

Мне нравится Тревор и как человек, и как музыкант. Он отличный парень, но он не Стив.

Билл Бруфорд:

Думаю, Тревор феноменально талантлив, но одного таланта еще не достаточно, чтобы составить душу и сердце группы. Как бы он ни был одарен, он все равно в Yes выглядит посторонним.

Тревор Рэбин появился на горизонте Yes в 1981 году - звезда из Южной Африки, блестящий гитарист, клавишник, харизматичный шоумен и певец, кумир подростков, амбициозный продюсер, подтянутый, ловкий, красивый. Тревор был схвачен в Лондоне цепкими лапами Криса Сквайра и втянут в группу, в которой после ухода Стива остались лишь Крис и Алан. На клавиши был приглашен старый приятель, один из основателей Yes Тони Кэй. Так составился квартет. Было решено, что вокал будут тянуть вдвоем Крис и Тревор, а группа будет называться Cinema.

Почти год группа сочиняла, репетировала и записывала песни нового альбома, а в конце Крис взял да и отправил записи Йону, чтобы он послушал. Йон прервал свои упражнения с Вангелисом и внезапно одобрил услышанное. Естественным было последовавшее приглашение его в группу. И еще более естественным было после его прихода изменение название Cinema на Yes! Итак, Yes возник из пепла, обзавелся альбомом с участием нового, чрезвычайно техничного и энергичного гитариста. И был готов дать бой на этом новом фронте. Шатаниям и разброду пришел конец.

Тревор Рэбин пришел и вдарил автопробегом по бездорожью и разгильдяйству. Метаморфоза была ошеломляющей. Каким образом получилось, что вольная сибирская "птица-охотница" превратилась в ревущий рокерский мотоцикл, а Starship Trooper стал Big Generator? Как мог позволить Йон какому-то сопляку Рэбину перековать йесовские орала на мечи? Причин много: тут и новая конъюнктура шоу-бизнеса с непременным влиянием менеджмента, и слегка задавленная тяга Криса Сквайра и Алана Уайта к "тяжеленькому", и всестороннее обаяние Тревора, и технологическая революция, диктующая такие законы, от которых не спрячешься... Но рискну предположить причину, по которой противостоять этому было невозможно. Планета Yes было сработана папашей Андерсоном так основательно, что он потерял возможность контролировать ее движение. Мало того, он сам стал подчиняться ее гравитации. Сколько Йон Андерсон ни дергался в 80-е и 90-е годы в разные стороны, сочиняя потоки музыки, записываясь с десятками разных музыкантов, он стабильно возвращался на орбиту Yes. И через какие бы трансформации ни проходила группа, она оставалась сама собой, собирая летающую вокруг себя звездную пыль и наращивая массу.

Не буду много распространяться о том, как замечательно был принят альбом 90125, какие рекордные продажи он заимел, и как песня Owner of a Lonely Heart стала хитом №1 в Америке. Все это было, но важно не это. Важно, что старые драконы арта Андерсон, Сквайр, Кэй, Уайт, благодаря Тревору Рэбину, попали в пространстве хард-рока, которого 15 лет благополучно сторонились. И, попав туда, почувствовали себя нормальными рокерами. Оказалось, что Yes - рок группа, и ничто роковое ей не чуждо! Алан теперь смачно печатал вполне квадратные ритмические формы, Крис басил громовым саундом, а Йон принялся визжать и хрипеть не хуже королей железобетона. Конечно, в звучании группы не было ржавых цепей, но непременные атрибуты рока, как то: перекатывающийся, пульсирующий драйвовый бас, всенепременная "железная" кварта, вокал, как бы продолжающий гитару, синкопные ходы, образующие единообразный ритмический рисунок - все это влилось в арсенал группы, особенно в живом исполнении. Ну а про Тревора Рэбина и говорить нечего, он был в своей стихии и задавал жару. Мощные рифы и запилы сплетались у него в по-йесовски замысловатые узоры. Отличный ансамбль получался у него с клавишами Тони Кэя: мистер Кэй как бы вел основной тон, а Тревор наворачивал на каждый изгиб мелодической линии роскошный звуковой орнамент. Стремительная и певучая гитара Тревора делала половину звучания.

Мгновенно образовалась туча фанов нового Йеса. Как ни странно, все настоящие, бывшие и будущие члены группы высоко оценили новый альбом. Даже Билл Бруфорд, который утвреждал, что ничто в мире не может его заставить играть попсовые 4/4, восхитился новым творением. Один только Стив Хау пробурчал, что это черт знает что, а не Yes. Но в последствии и он сменил гнев на милость.

Разумеется, общее настроение музыки Yes осталось по-прежнему светлым. Чего не было в их звучании из того, что часто используется в роке: рок-н-рольных гармоний не было, игры мускулами и багрового цвета, наркотического бреда, тупой истерии и железного скрежета. Рок-н-ролл наверно все-таки жмет своими рамками музыкантов такого калибра, а все остальное просто чуждо по духу Андерсону и его команде. Квинтэссенция Yes периода с 83 до 94 года (когда вышел последний с Рэбином альбом Talk) - это хорошая песня в традициях английского рока, в основном мажорное звучание, старый добрый драйв, бьющий по нервам и разгоняющий адреналин по жилам, а поверх всего - несгибаемый андерсоновский жизнеутверждающий пафос.

То, что в начале 80-х казалось финалом уже довольно долгой пьесы под названием Yes, оказалось вторым действием. Место Roundabout занял Owner of a Lonely Heart. В последствии, на концертах 2001 - 2002 годов эти два "хита" парадоксальным образом исполнялись рядом. Отыграв тур 90125, группа принялась сочинять следующий альбом - BIG GENERATOR. Вышедши в 1987 году, он не был таким ошеломляюще успешным, как предыдущий, но достиг платинового уровня и породил у йесоманов ожесточенные споры. Стало понятно, что новое звучание группы - в диапазоне от почти танцевального до почти железного - это всерьез и надолго.

Одновременно с успехом на группу свалилось финансовое благополучие, что заставило Андерсона почувствовать себя не в своей тарелке. Из свободного художника он превратился в поп-звезду, вынужденную идти на поводу продюсеров.

Получалось, что я должен был быть счастлив ролью певца в преуспевающей группе. "Возьми свой чек и не распускай язык". Ладно, вы не хотите слушать то, что я хочу сказать. В таком случае, что я делаю в группе?

С этими словами Йон ушел из группы по-английски, т.е. так тихо, что Тревор и не заметил. Вообще-то за эти 3 года Йон даром времени не терял и благополучно выпустил пару своих сольных альбомов.

Оказавшись опять без Андерсона, группа принялась отдыхать после тура BIG GENERATOR, а неутомимый Йон занялся сколачиванием вокруг себя коллектива из старых коллег. Так образовался проект Anderson, Bruford, Wakeman, Howe. И пока Сквайр, Рэбин, Кэй и Уайт почивали на лаврах, новая команда обдумывала свой - смешно сказать - первый альбом. Любопытно, что была идея пригласить на бас Криса Сквайра. Чем бы закончилась эта комбинация можно гадать, но ей воспротивился Билл Бруфорд, по-видимому, на всю жизнь запомнивший, как верзила Крис тиранил его во время записи THE YES ALBUM и CLOSE TO THE EDGE. Поэтому вместо него был приглашен басист Тони Левин.

По-видимому, Андерсону очень хотелось убежать в прошлое, в 70-е годы, когда он и группа так привольно бедствовали и счастливо сочиняли. В противовес ударившемуся во все "тяжкие" рэбиновскому Йесу, альбом ABWH получился легкий, в духе андерсоновских и стивовских сольников, и пошел у фанов на ура, хотя и с гораздо более скромным успехом у широкой публики. Возник естественный вопрос: а где же истинный Yes? Обе группировки стали вяло препираться, кто у кого отобрал марку, в том числе и в суде. И тут, по моему мнению, Крис Сквайр совершил великий поступок. Он не позволил использовать название "Yes" нигде, кроме как в своей группе. Крис твердо стоял на том, что Yes - это там, где он сам. Таким образом он отстоял единый Yes, предотвратив растаскивание его на части легкомысленным Йоном, а также бывшими и нынешними его участниками. Как показало дальнейшее, в этот момент важнее всего было сохранить "очаг", и Крис это сделал.

Попытка ABWH записать свой второй альбом повлекла за собой привлечение к работе Сквайра, Рэбина, Уайта и Тони Кэя. Таким образом, Yes, фактически раскинувшийся по разным контенентам, схлопнулся обратно в команду. В результате получился альбом UNION, а за ним и тур Union, продолжавшийся без малого год и охвативший Северную Америку, Европу и Японию. Этот тур, где игрались и старые, и новые композиции, вписался в историю и, думаю, был вторым по масштабности и великолепию после тура Topographic Oceans. Фаны бились в экстазе, и было от чего. Барабанные дуэты Бруфорда и Уайта, игра двух разнополюсных, но равноталантливых гитаристов - Хау и Рэбина, непревзойденный по красочности, благодаря численности на сцене, хоровой вокал. И плюс импровизации двух легендарных клавишников - Кэя и Уэйкмана. Было что послушать!

Однако, число 8 не оказалось для Yes счастливым. После тура утомленная концертами группа похудела сразу на Уэйкмана, Хау и Бруфорда. Последним броском Тревора Рэбина был многострадальный альбом TALK. Тревор в первый раз сочинял песни вместе с Андерсоном. Альбом в первый раз записывался целиком на компьютерах. Работа над записью отняла 18 месяцев. Но Акела не промахнулся! Безусловно, гвоздем альбома стала 16-минутная Endless Dream. Это была уже не стиснутая радиоформатом песня, а масштабная, развернутая композиция, заставляющая вспомнить "старый" Yes. Как в 1980 Into the Lens обозначила переход к второй стадии Yes, так в 1994 Endless Dream с ее свободной музыкальной формой, многочастностью, драматическим развитием и простором для импровизации, предзнаменовала окончание второго тайма. Кстати, и продажи альбома спустились со стратосферных высот, вернувшись к примерно полумиллионному кругу йесоманов всех стран. Тревор несколько удивился этому обстоятельству, учитывая явно высокий уровень композиций. А между тем, ничего в этом удивительного нет. Ничего.

Йон Андерсон был очень доволен альбомом, да и остальные тоже. Один только Стив опять затянул свое "это не Yes" откуда-то издалека... Вспоминает Тревор:

Когда я начал писать Endless Dream, это было действительно похоже на бесконечную мечту - такая длинная песня. Но мне было приятно долго над ней работать. Я никогда не забуду, как Йон пришел записывать свою завершающую вокальную дорожку. У него были слезы на глазах, когда он пел. А я никогда не видел у него слез, разве что если концерт прошел не слишком хорошо.

После записи TALK Тревор наконец почувствовал, как он устал, и решил уйти из Yes. Группы отыграла отличный мировой тур (чем дольше Yes играл, тем сильнее и лучше звучали его живые выступления), и в октябре 1994 года Тревор сыграл на своем последнем концерте в составе Yes. Тревор:

Когда я уходил из Yes, это было 14 лет спустя моего появления, так что было что взвесить. Думаю, я к этому времени выдохся, и группа тоже, начался застой. Нужно было больше креатива. Забавно, когда я пришел в группу, на пресс-конференции меня спрашивали: "не думаете ли вы, что эта группа будет жить вечно?" Кто знает, что несет нам будущее. Я думаю, в TALK я выложился полностью.

А тем временем на горизонте Yes появился Билли Шервуд, который принял участие в очередном обновлении группы и возвращению к "родному" составу... Группе предстояли сессии и концерты в San Luis Obispo, в результате которых вышел блестящий альбом KEYS TO ASCENSION. Но это другая история.

После ухода Тревора Рэбина и восстановления классического состава (за исключением Рика, который, как Фигаро, вечно был одной ногой там, другой тут) Yes "вспомнил" свою прежнюю манеру игры, но отнюдь не покончил с хард-роковым звучанием. На альбоме 98 года OPEN YOUR EYES вступительная композиция New State of Mind - типичная йесовская хардовая вещь, а за ней сразу следует заглавная, но уже типичная ранне-йесовская композиция. Этот альбом, по мнению принявшего в нем участие клавишника Игоря Хорошева, явился соединением двух эпох Yes и знаменовал собой наступление третьей - всеобъемлющей. А следующий альбом THE LADDER откровенно совместил в себе ранне-йесовский арт, средне-йесовский хард и начало позднего симфонизма. Йон считал это альбом настоящим своим достижением.

35-летняя судьба Yes вывела музыкантов в третью, завершающую стадию в том составе, в котором она когда-то вывела их на гребень длинного маршрута: Йон Андерсон, Рик Уэйкман, Алан Уайт, Стив Хау, Крис Сквайр. Рок-композиции стали такой же неотъемлемой частью Yes, как и шедевры 70-х - что бы ни говорили фаны "первой волны". А кто сомневается в этом, пусть послушает эти композиции не в студийном, а в живом, концертном звуке. Пусть они хуже студийных качеством, но многократно мощнее и выразительнее. Чем и отличаются настоящие музыканты от запрограммированных кумиров.

Известный йесовед и йесознай, профессор Билл Мартин писал в 1996 году:

Период Тревора Рэбина окончился. Сейчас Yes снова изменил форму, вернувшись к той, которая была в середине 70-х. Я полон надежд в связи с этим. Хотя эти надежды частично возложены на Yes старого закала, невозможно списать время Тревора Рэбина - как некоторые склонны сделать, и к чему одно время склонялся и я сам. Возможно, мы увидим новую ситуацию - так сказать, диалектику двух Yes. Я бы не возражал против появления таких альбомов, как BIG GENERATOR и ABWH - два в одном, как не возражал бы против реальной попытки объединения этих двух Yes в одну сущность, истинного объединения. К сожалению, здесь неизбежно играют роль причины, которые мы слишком хорошо знаем. И пока не произойдет "шекспировская революция" в отношении законодателей музыкального бизнеса и прочих носителей деловых отношений, объединение, которое в принципе возможно, вряд ли станет реальностью. Но ничто не мешает нам мечтать и, работая, приближать тот день, когда эти мечты смогут воплотиться, когда музыка одержит победу над сатанинскими мельницами культурной индустрии...

На этой оптимистической ноте закончим обзор и перейдем к музыкальным фрагментам.

I'm Down
City of Love (90125)
Gimme Some Lovin' (без студийной записи)
Shock to the System (UNION)
Real Love (TALK)
I am Waiting (TALK)
Roundabout ending (без студийной записи)
New State of Mind (OPEN YOUR EYES)
Finally (THE LADDER)