Джо Бенсон интервьюирует Йона Андерсона.
Январь 2002 г.

Что нового ни сайте
Что я этим хочу сказать
Ritual
Starship Trooper, Turn of the Century, Siberian Khatru, Close to the Edge
Owner of a Lonely Heart, Heart of the Sunrise, Going for the One, Mood for a Day, On the Silent Wings Of Freedom
MAGNIFICATION album
The Ancient
Survival, Every Little Thing, The Clap, Don't Kill the Whale, Circus of Heaven, The Fish
Mind Drive
The Gates of Delirium
Tales from Topographic Oceans
О хард-роке в музыке Yes
Astral Traveller, Time and a Word, South Side, Parallels и др.
Olias of Sunhillow
О группе и о музыкантах, интервью, факты
Художественные работы, связанные с Yes
Статьи разных авторов
Переводы лирики
Моя коллекция Yes
Правдивые истории о Yes
По йесовским местам
?????????

Дж.Б. Прежде чем ты пересекся с Крисом Сквайром - где-то весной 68 года - ты играл в разных группах? Какого рода музыку ты исполнял?

Й.А. Первая моя группа называлась The Warriors. Мы все были из Акрингтона - маленького городка к северу от Манчестера. Но мы притворялись, что мы из Ливерпуля. Мы тогда ездили с турами по всей Англии. У нас очень хорошо получались песни Beatles, Beach Boys, Hollies. Потом мы на два года отправились в Германию. 65-66-е годы были отличным временем для путешествий по Европе и Скандинавии. Можно было проводить по паре недель в клубах, играя по 10 часов в день. Время летело быстро. Я был с группой целых пять лет, а потом как-то оказался в Лондоне. Там я присоединился к группе The Gun примерно на месяц. Мы репетировали, сделали два отличных шоу, одно с The Who, в Marquee Club. Но случилось так, что нам не заплатили, а забыл сказать ребятам, что мы играем просто так, для "промоушен". Двое из них сильно разозлились на меня тогда. Так что мне пришлось убраться из группы. А неделей позже я встретил Криса.

Дж.Б. В то время это был скачок - уйти от сотрудничества с The Who, которое сулило массу полезного опыта...

Й.А. Можно играть для четырех сотен людей и для всей прессы Лондона. Я в то время встретился с Питом Тауншендом (гитарист The Who ,- Рыболов). Это довольно интересная история. В один из самых первых туров Yes вышел с The Who, Joe Cocker, и Small Faces. Мы ездили по Великобритании, и я некоторое время проводил с Питом. Он рассказывал о новом проекте, который он называл Tommy. Было интересно слушать, как кто-то рассказывает о будущем, и я тогда усвоил, что музыка - это творчество и творение будущего. Вот так мы и стали, по несчастью, прог-группой! И в дальнейшем нас это двигало вперед.

Дж.Б. А как ты встретился с Биллом Бруфордом?

Й.А. Мы искали барабанщика. Тот, что у нас был, решил уйти работать с другой группой во Францию. Он хотел зарабатывать деньги. А мы об этом не думали, мы играли для удовольствия и чтобы быть вместе в группе. Вот мы и позвонили парню, который дал объявление в Melody Maker - очень известной газете - "Барабанщик ищет хиповую модерн группу". Я ему позвонил, и он сказал, что у него имеется ударная установка Ludwig. И еще у него была машина. Это большое дело: если у тебя есть машина, ты можешь нас всех перевести из А в Б - окей, ты в группе. Ну а потом выяснилось, что он и играть умеет, он замечательно играет!

Дж.Б. И вскоре после приема Билла в группу вы обосновались в Marquee Club?

Й.А. Я был знаком с менеджером клуба, и он сказал, что отдаст нам вечер понедельника. Это был несомненный успех для нас. В те дни если удавалось затесаться в Marquee Club, жизнь сразу становилась хорошей.

Дж.Б. Вы записали первый альбом, но коммерческого успеха не было. Вы шли в студию уже зная, что делаете? или вы узнавали и учились по ходу дела?

Й.А. Мы провели в турах два месяца прежде, чем стали делать альбом. Поэтому мы уже запаслись хорошей аудиторией, энергией аудитории. Когда мы исполняли песню Битлов Every Little Thing She Does, ее встречали превосходно. Мы делали первый наш альбом, восхищаясь, что мы вместе вот уже шесть месяцев и делаем наш альбом! Нас наполняла радость весны.

Дж.Б. Для записи третьего альбома вы отправились в сельскую местность. Вам хотелось выбраться из города или просто вам нужно было играть громко, никого не беспокоя? Какая-то определенная причина была?

Й.А. Мы были очень захвачены работой над третьим альбомом. Просто взять и уехать из города, быть группой музыкантов и работать над музыкой. Мы были счастливы в те дни, мы были отделены от фирмы звукозаписи. Они ссудили нам денег для создания альбома и выразились очень ясно: "делайте что хотите и приходите с готовым альбомом". Это было подходящее начало, потому что мы толком не знали, что собираемся делать. Мы пробовали множество новых идей. И мы знали, что мы слишком молоды, чтобы быть поп-звездами, а может слишком стары. Мы чувствовали: надо делать хорошую музыку - и тогда все будет в порядке! И этим путем Yes идет все время, если наша музыка хороша, мы существуем.*

Дж.Б. Есть одна вещь в Fragile - "Long Distance Runaround". Меня всегда интересовало - откуда она взялась?

Й.А. Это очень простая песня, я написал ее за один день. Он навеяна моим тогдашним настроением - разочарование в религии, Бог должен быть проще. Музыку здесь делают Крис, Стив и Рик. Песня сам по себе простая, но аранжировка - классический Yes. Два-три дня репетиций, и получилось нечто немного отвлеченное, с фантазией. Песня в общем-то созвучна хиппи. Я сейчас исполняю ее, когда я пою "I still remember the dream", я делаю рукой знак "мир", и я думаю о долгом пути поиска в религии. Когда я пою вторую, "жесткую" строфу, я думаю про Кентский университет и про то, что происходило в Северной Ирландии, и что происходит каждый день в Палестине, дети, бросающие камни. Здесь мысль о том, что мы иногда очень устаем от жизни. Поэтому эта песня и сейчас современна, и всегда будет.

Дж.Б. Еще за день-два до начала записи альбома Рик официально не состоял в группе. По-видимому, он был где-то рядом, но все-таки не в группе? А у вас уже был весь материал для Fragile.

Й.А. Да, у нас все было подготовлено, но Рик в то время очень органично влился к нам. Он был, если так можно сказать, очередной деталькой в конструкторе. Он сразу начал тесно работать со Стивом. На репетициях они со Стивом сделали несколько волшебных наработок, так что музыка начала как бы светиться. Крис в свою очередь работал с Биллом, и вся комбинация четырех музыкантов с вокалом получилась совершенно необычной. Мы не думали про популярность, не думали про туры, мы сосредоточились на создании музыки. Мы тогда не знали этого, но у нас получался очень необычный альбом. И по звуку и по нашему чувству музыки это сильно отличалось от "нормы". Не только мы, я думаю, в это время Led Zeppelin, Deep Purple, Genesis и другие группы были в поиске, совершали революцию в музыке.

Дж.Б. Close To The Edge вышел в июле 1972 года, сразу после ухода Билла Бруфорда. Вы знали или чувствовали, что Билл собирается уходить?

Й.А. Это был один из первых, можно сказать, шоков. Мы закончивали Close To The Edge, и я чувствовал, что это большой шаг в нужном направлении, я был на седьмом небе, я чувствовал, что это наше настоящее достижение. И вот я узнаю от Билла по телефону, что он собирается уйти из группы, чтобы работать в King Crimson. У меня чуть с сердцем не стало плохо. Я стал просить его, дескать, не уходи, подожди хоть три недели. Что ты думаешь найти в другой группе, чего нет у нас? И я понял, что он действительно был все это время недоволен. Это был тяжелый момент в моей жизни, я-то полагал, что мы сделали прорыв в музыке, и Билл будет и дальше участвовать в наших планах. Но он решил иначе, он хотел двигаться в сторону джаза и свободных музыкальных форм. И этот выбор надо уважать. Как раз в то время возник Алан Уайт со своим "хай". Он был знаком с нашим продюсером и звукоинженером Эдди Оффордом. Мы с ним подружились. И вот мы сказали: Алан, давай к нам барабанщиком, Билл собрался уходить. Алан приехал и сыграл с нами Starship Trooper, и это получилось весьма интересно. Так что перемены случаются в самые неожиданные времена.

Дж.Б. Хочу опять же спросить, вы поехали в тур с Аланом через 4 дня после того, как приняли его в группу. Я спрашивал у него несколько месяцев назад, что он помнит об этом, но он сказал, что ничего не помнит. Это была очень неожиданная замена, да еще в едва ли не самой сложной музыке, когда-либо игравшейся на сцене.

Й.А. Мы доверяли нашим ощущениям. Мы полагали, что группа поможет ему первые три-четыре концерта, а дальше он сам все подхватит. Так и случилось. Он включился в нашу музыку за три концертных дня.

Дж.Б. Расскажи о вашем новом альбоме, Magnification. Вы решили играть с оркестором, чего не делали очень давно. Это ваше новое направление? Что вас подвигло на эту перемену?

Й.А. Тут две вещи. Я разговаривал со Стивом, Риком и Биллом насчет записи второго альбома Anderson, Bruford, Wakeman and Howe. Я хотел сделать акустический альбом, с оркестром, но им это не понравилась. Я проталкивал эту идею около месяца, убеждал их. Потом в 92 году я познакомился с дирижером Лондонского камерного окрестра. Это очень интересный человек, мы с ним сошлись и записали альбом под названием "Change We Must" с участием оркестра. Для меня это была очень приятная работа. Пару лет назад я спросил у Криса: почему бы не сделать альбом с оркестром? надо только найти хорошего дирижера. Мы прослушали трех людей, фактически это были 3 CD от различных композиторов, аранжировщиков и исполнителей. Потом мы нашли этого парня, Ларри Група, он прислал CD своих работ. И мы начали работу над альбомом. Мы послали Ларри некоторые записи для будущего альбома, а он прислал обратно свои оркестровые аранжировки для них, и я... я был просто на небе. Когда мы записали альбом с полным оркестром, я почувствовал, что получилось то-то такое, что, вероятно, последний раз было, когда мы выпустили Close To the Edge. Это было ново, непохоже, и я был очень доволен. Главное в записи с оркестром - найти хорошего композитора, который верит в вашу музыку.

Дж.Б. У вас были неудобства в туре, особенно в американской части, из-за смен оркестра, которые были новыми почти на каждом концерте?

Й.А. Это была одна из самых замечательных вещей! Мы действительно работали каждый вечер с другим оркестром. 80 процентов оркестрантов ждали нас за сценой, чтобы пожать нам руки и попросить автограф! Многие из музыкантов не говорили по-английски, но они знали язык музыки - это главное.

Я думаю, главное за последние 10 лет - наша зрелось как исполнителей. На сцене мы в ударе, группа выкладывается полностью. Мы очень критично относимся к тому, что играем. И мы очень хорошо чувствуем друг друга каждый вечер, мы стараемся сыграть как можно лучше. Это определенная зрелость, она приходит с возрастом, и слава Богу, что мы до сих пор можем создавать музыку, мы хотим создавать музыку, хотим играть вместе. Последние два-три альбома не были нашими лучшими альбомами или самыми успешными альбомами, но я придерживаюсь оценки комика Стива Мартина. Он говорил так: 50 процентов того, что я делаю, - хорошо, 50 процентов - нормально. Мне кажется, это хороший ориентир для художника. Половина того, что сделали Yes хорошо, половина - нормально. Но в туре мы очень настроены на то, чтобы давать отличные концерты. Потому что люди все еще платят деньги, приобретают билеты, они тратят много на проезд, парковку и т.д., чтобы побывать у нас на концерте. Поэтому мы стараемся сыграть как можно лучше для каждого из них.

Дж.Б. Вы планируете вернуться в Штаты весной, не так ли?

Й.А. Мы точно не знаем. Это зависит от разных вещей. Группа работала без перерыва шесть последних лет, и сейчас возникает настроение прерваться. Шесть лет постоянной работы, лично я подумываю, не пора ли сделать передышку. Мы подождем и посмотрим, как пойдет дальше. Если Magnification не привлечет больше слушателей, если мы не продвинемся дальше музыкально, то, я думаю, надо отдохнуть. **


Мои примечания.

* Не все было так безоблачно, как вспоминает Йон. Третий альбом (The Yes Album) дался большим трудом и нервами. Накануне произошел разрыв с гитаристом Питером Бэнксом, весьма болезненный для него. Сразу вслед за тем Yes прекратили сотрудничество со своим менеджером Роем Флинном, и Рой тоже сильно переживал это событие. Оба - Питер и Рой - работали с увлечениеми и верили в Yes, и отставка была для них ударом. Музыкантов Yes в это время угнетали безденежье и безвестность. Сам же альбом, о котором идет речь, стал началом напряженнейшей работы над последовательностью из трех (The Yes Album, Fragile, Close to the Edge) на пути к вершине мастерства. В результате этих альбомов Yes прочно занял место среди лучших в истории рок-музыки, а смертельно усталый Билл Бруфорд покинул группу к великому неудовольствию оставшихся...

** И все-таки Yes вернулись в Штаты и начали летом 2002 новый тур... То ли дела с реализацией Magnification оказались лучше, чем предполагал Йон, то ли ребята просто отвыкли отдыхать. Мало того, к группе в очередной раз присоединился Рик Уэйкман, произнеся при этом немало лестных слов. Так что, по-моему, есть основания ждать хороших новостей.

Мастерство
Певец солнца
Интервью - 2001
Интервью в чате - 2004
Интервью - 2006